Feb. 14th, 2011

matilbda_lj: (MS)
спала пару часов, но ночью во сне, в темноте, неожиданно вернулся детский ужас, знание, что у меня внутри скелет, вот тот, как в кабинете биологии муляж. ыыыаааа ужасный (ну я тогда, в свое время, реально ужаснулась от знания, года в три, плакала по ночам, что у меня внутри череп ужасный и страшный),рыдала одна в спальне на двадцать двухъярусных кроватей, пряталась от него (ага, я тогда не знала, что от себя не спрячешься) и возле теплой батареи и держала в руке какого-то пошлого пластмассового пупса за ногу, как оружие, я его боялась, но никого ж рядом не было, это был круглосуточный детсад, и я в нем одна детка на ночь оставалась.
бля, и сейчас я в 32 года в холодном поту проснулась, что этот мой череп отдельно от меня, и мной командует.
вот приехали. до сих пор не по себе.

тогда, уж потом на выходных, когда домой забрали, я полезла в книжки дедушки, хирурга, потом сама разобралась, что все такие. это было как космос в мои три года. ужас и прелесть. когда боишься, а остановиться не можешь. стало не страшно.
а сейчас всё знаю и выяснилось, что - да, он-таки мною командует! я такая красивая, а у меня внутри череп...
ужас не исчез, прелесть осталась.

ну почему мне мозг не снился?
matilbda_lj: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] tapirr at Георгий Чистяков о Марии Юдиной
Вот здесь мы читали с вами воспоминания Д.Д.Шостаковича о Марии Вениаминовне Юдиной.

А сегодня - об отношении самой М.В.Юдиной к Шостаковичу.

Впервые в Интернете

Я отсканировал вчера статью отца Георгия Чистякова "Мария Юдина". Статья вошла в книгу "В поисках вечного града"

Священник Георгий Чистяков

МАРИЯ ЮДИНА

Мария Юдина

 

В 1948 году вышло в свет «знаменитое» постановление ЦК о формализме в музыке. В старом здании Союза композиторов на улице Готвальда тут же состоялось собрание, на котором за «шум вместо музыки» (выражение Жданова) и вообще за несовместимость творчества с социалистической действительностью и коммунистической идеологией «формалистов» (Прокофьева, Шостаковича и Шебалина) с огромным энтузиазмом громили сами композиторы. Кажется, при участии Жданова.

Заседание закончилось. Шостакович, бледный как мел, абсолютно потерянный, раздавленный и, главное, оказавшийся в полном вакууме (композиторы уходили, делая вид, что Дмитрия Дмитриевича просто нет в зале) один вышел на улицу. Здесь его, тоже одна, ждала Юдина.

Как рассказал мне профессор Лев Евграфов, ученик Марии Вениаминовны и известный виолончелист, она, не признававшая никаких цветов и запрещавшая друзьям дарить их ей после концертов, ждала его у дверей с огромным букетом роз. Когда Шостакович вышел, она встала перед ним на колени и сказала: «Вы - великий композитор. Вы - великий музыкант. Вы - великий человек».

Ученица Льва Платоновича Карсавина (она училась в консерватории и в университете одновременно и потом всю жизнь дружила с ближайшей ученицей Карсавина профессором Еленой Чеславовной Скржинской), Юдина до конца жизни оставалась человеком начала века. Ничего и никого не боялась, не скрывала своей религиозности, открыто цитировала запрещённого тогда Владимира Соловьёва и публично выказывала своё отношение к «единственно правильной» идеологии.

Шостакович
Д.Д. Шостакович и М.В. Юдина

Шостакович, Стравинский и Прокофьев были среди композиторов, которых она исполняла постоянно. Именно она впервые в России познакомила слушателя с Хиндемитом, Мессианом, Веберном и Шёнбергом. Исполняла и совсем молодого тогда Андрея Волконского. В письме к Геннадию Рождественскому Юдина писала: «Я всю жизнь ищу (и нахожу) новое». Хотя в действительности Юдину волновал не конкретно авангардизм первой половины нашего века, не эпоха Пикассо, с которым её иногда неудачно сравнивали критики, но всё новое вообще, её постоянно называли пропагандисткой авангардизма. Её - страстно верующую православную христианку, почти монахиню, одетую предельно просто и всегда в чёрное.

Это может показаться странным и, главное, нетипичным, но, ища и находя новое, Юдина реализовывала свою веру в Того, Кто «творит всё новое». С 20-х годов она начинает работать на радио. В последние годы жизни, много записываясь (как правило, в институте Гнесиных), она всегда удивлялась, если запись делалась в моноварианте, хотя эпоха стереозаписи тогда только начиналась. Интересовали её и современная мода, и литература последних лет, и поэты шестидесятых годов, которых она, умершая в ноябре 1970 года, успела прочитать и полюбить.

Read more... )

Из интервью о.Георгия Чистякова "Ласточка, которая делает весну":

"- Несмотря ни на что, в советский период сохранился русский культурный фундамент...

- Безусловно. В Албании или Китае не осталось живых знатоков поэзии, верующих людей, мыслителей, ученых. При председателе Мао и Энвере Ходже в этих странах были уничтожены все. Им сегодня намного сложнее. В России оставались люди, которые в полулегальных условиях нас учили. У нас была Мария Вениаминовна Юдина - философ, музыкант, мыслитель. Великая пианистка и во многом учительница и для о. Александра. Был он сам - отец Александр Мень... Нам не пришлось извлекать великую культуру прошлого и начала нашего века из случайно забытого на чердаке сундука давно умершей бабушки. Нам её передали из рук в руки живые люди. И убежден, именно благодаря этим людям у России сегодня есть будущее."   полностью

 

Из доклада В.Никитина

"Дружила она и с протоиереем Всеволодом Шпиллером, и с митрополитом Сурожским Антонием (Блумом). Отца Всеволода называла гениальным проповедником, перед Владыкой Антонием глубоко преклонялась, величала его светочем всего православного мира и не раз беседовала с ним о проблемах христианского единства. Юдина получила благословение Владыки записывать свои сугубо богословские мысли и писать мемуары." читать

 

Из книги Ива Амана "Отец Александр Мень. Христов свидетель в наше время"

"Сколько известных людей: ученых, писателей, художников им было обращено к Евангелию? Сегодня, когда прежние предосторожности отпали, мало-помалу, с удивлением обнаруживаются эти имена. Однажды, на выставке одного живописца, должно быть, это было примерно в 1966 г., когда он еще служил в Тарасовке — женщина, вся в черном, подошла к нему и сказала: «Похоже, вы очень хорошо умеете обращать людей, а у меня есть несколько человек, которых нужно обратить». Это была знаменитая пианистка Мария Юдина. Они подружились и в дальнейшем нередко встречались для нескончаемых разговоров, часами вышагивая вокруг церкви в Тарасовке."   здесь

 

сканировал tapirr

приветствуется.

Profile

matilbda_lj: (Default)
matilbda_lj

April 2011

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 181920212223
2425262728 2930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios